Деревня Пудино Петревичского сельсовета – одна из огненных сестер Хатыни

Деревня Пудино Петревичского сельсовета – одна из огненных сестер Хатыни

Деревня Пудино Петревичского сельсовета – одна из огненных сестер Хатыни

03 Июня 2021 668
Деревню Хатынь уже не найти на картах Беларуси. На ее месте в память о погибших был создан мемориальный комплекс «Хатынь». Судьба сожженной Хатыни постигла16 населенных пунктов Новогрудчины. Деревня Пудино Петревичского сельсовета – одна из огненных сестер Хатыни. В 1943-44 годах оккупанты сожгли 53 двора, уничтожили 18 местных жителей. Однако в отличие от Хатыни деревня Пудино в послевоенное время ожила, расцвела и снова радовала своих жителей. Сегодня Пудино – одна из малонаселенных деревень Петревичского сельсовета.

Деревня Пудино Петревичского сельского совета располагается на реке Крамушевка (приток р. Неман), в лесистой местности, в 33 км от Новогрудка. Первое письменное упоминание о д. Пудино приходится на 1763 год как местность у местечка Докудово, собственность К. Радзивилла, 23 дома, мельница, корчма.

В 1863 г. д.Пудино Докудовской сельской общины и волости, Лидского уезда, Виленской губернии.

По записям в хозяйственных книгах Березовского сельского совета, в состав которого входила деревня Пудино на то время, было выяснено, что в 1945 году было уже отстроено около 23 домов. Проживало в деревне на то время 77 жителей. С 8 января 1954 года территория деревни Пудино, как и другие территории Новогрудского района, была передана в состав Гродненской области. В 1961-1963 годах в деревне было уже 47 хозяйств, проживало 180 человек, функционировала начальная школа. В 1995 г. – 20 хозяйств, 38 жителей, а в 2016 год – 8 хозяйств, 10 жителей.

К большому сожалению, на данный момент на территории д. Пудино осталось только 6 жителей и дачники, которые в основном проживают в г. Березовка, а на лето приезжают в деревню.

Фамилии, которые наиболее часто встречались в этой местности: Радецкий, Киеня, Кохан, Чилек, Урбанович, Куди.

Председатель Петревичского сельисполкома Сергей Гиринович рассказал, что ученики местной школы вместе с учителем истории Татьяной Гиринович исследовали историю деревни Пудино, встречались с местными жителями, записывали их воспоминания. В результате была написана исследовательская работа «Деревня Пудино – сестра Хатыни», которая хранится в школьном музее. А вместе с управляющим делами Петревичского сельсовета Натальей Мантуш мы посетили деревню, а также заехали в гости к коренной жительнице Пудино, ребенку войны – 88-летней Марии Ивановне Радецкой.

На начало 1941 года в деревушке Пудино насчитывалось 69 хозяйств, 279 жителей.

– Все жили радостью и надеждой, мечтали о светлом будущем, счастливой судьбе. Но в один момент небо и солнце заполонила большая черная туча в виде черных птиц с распростертыми широко крыльями – это вражеские самолеты ровными шнурами тянулись на восток – началась Великая Отечественная война, – рассказывает Мария Ивановна. – Как и вся остальная территория Беларуси, деревня Пудино попала под немецкую оккупацию. Но как только местные жители узнали, что скоро придут немцы, стали собирать все необходимое и выезжать к родственникам в другие города, районы, области. Нас в семье было трое детей, я самая младшая. Когда узнавали, что в деревню идут враги, папа Иван Яковлевич Киеня брал нас с сестрой Зиной и мы на коне ехали в лес, а мама со старшей сестрой чаще оставались, так как думали, что быстрее смогут убежать в лес. Страшно было…

– Во время оккупации на территории деревни и ее окрестностях действовали партизанские группы из числа военнослужащих и местных активистов. Первыми жертвами фашистских оккупантов на территории деревни Пудино, – вспоминает женщина, – стали Николай Киеня и Иван Радецкий. Они были расстреляны 22 июля 1941 года и похоронены на местном кладбище. Наша же деревня, расположенная среди густых лесов, служила народным мстителям надежным пристанищем. Дом Чесновских у нас называли партизанской гостиницей. Здесь останавливались на отдых связные, партизаны.

С первых месяцев немецкой оккупации в дакудовских болотах и окрестных лесах стали действовать партизаны. Жители деревни Пудино всячески им помогали: хоронили в погребах, обеспечивали продуктами питания.

Мария Ивановна Радецкая со слезами на глазах вспоминает тот страшный день – 21 мая 1944 года.


– Тишина была в деревне, мужчины накануне выезжали на ночлег в лес, но вернулись. Брат мамы Николай пришел к папе, чтобы он его подстриг, потому что на следующий день должны были отмечать праздник. Мама Стефанида Евстафьевна была на улице, а я пошла собирать щавель за деревню. Средняя сестра пасла коров, – вспоминает Мария Ивановна. – О том, что деревня окружена, маме сообщила соседская девочка, но убегать в лес уже было поздно... Зашли каратели в дом, приказали выйти на улицу. У нас еще жил мужчина на квартире. Ведь деревню нашу бомбили в 1943 г. и многие дома были уничтожены тогда. Вышли папа с мужчиной, за ними мама. Выстрел... и упал папа, упал мужчина... Мама начала плакать... дом подожгли ... женщин и детей пожалели. Мы с подругами вернулись из леса на пепелище. И сегодня помню ту жару, которая была в деревне, полыхали вокруг дома. В глазах моих и сегодня обгоревшее тело папы… Напоминание о папе – маленькая фотография, которую он рукой прикрыл в кармане у сердца. Это единственная памятка, которая осталась, так как все сгорело. Как хоронили папу, мы, дети, не видели, потому что нас забрал дядя в соседнюю деревню Дакудово. Мне кажется, и сегодня помню своего папу, его голос, походку. У папы одного из деревни, кого тогда расстреляли, есть фотография на памятнике, – добавляет М. И. Радецкая.

Количество сожженных домов в Пудино в разных исторических источниках приводится разное. В книге «Память « Новогрудский район» идет речь о 53 дворах и 21 жителе, которые были тогда расстреляны. А по материалам чрезвычайной государственной комиссии по Барановичской области приводится цифра – 35 дворов. Из воспоминаний местных жителей можно сделать вывод, почему так расходятся цифры. Деревня Пудино уничтожалась в два этапа. Изначально она оказалась под бомбежкой в 1943 г., когда немецкие самолеты уничтожили большую половину деревни, осталось всего 35 дворов, а в мае 1944 года были сожжены остальные дома.


В тот ясный, солнечный день остановилась жизнь 14 жителей деревни Пудино, которые были расстреляны как жители партизанской зоны, в основном все мужчины: Гузовский Иван Павлович, Киеня Александр Андреевич, Киеня Алексей Юлианович, Киеня Андрей Андреевич, Киеня Анна Родионовна – связная партизанского отряда «Искра», Киеня Иван Юлианович, Киеня Иван Яковлевич, Киеня Илья Григорьевич, Киеня Иосиф Андреевич, Кохан Иван Юстынович, Радецкий Андрей Васильевич, Радецкий Иван Куприянович, Радецкий Сергей Серафимович, Чилек Николай Астапович. Имена расстрелянных в тот страшный день записаны на памятнике погибшим в годы Великой Отечественной войны в д. Налибоки.

Черные столбы дыма, стоявшие целый день над деревней, надолго осели в памяти малолетней Марии Радецкой (Киени).

– После того, как сожгли деревню, люди, у которых были поблизости родственники, переехали на побывку к ним. Понимаете, очень трудно было прокормиться в то сложное время и не хотелось надоедать никому. Местные жители быстро возвращались назад, – рассказывает Мария Ивановна. – Жили в землянках, когда был дождь, то ночевали в одном доме, оставшемся в деревне. Холодно было, страшно, но мы были вместе. Соседи старались поддерживать друг друга, делились продуктами, одеждой. Мы зимовали у людей на хуторе. Затем продали корову и овцу, купили сарай в Крамушевке, из которого построили дом. Тяжело было, сложно, но люди не спешили покидать свою малую родину. Сильно была сердцу милая родная деревушка, которую постигла такая тяжелая судьба.

Ученики сожженной деревни Пудино, среди которых учительница Клавдия Владимировна Киеня и одна из учениц – Мария Ивановна Радецкая (1947 г.).

Мария Ивановна пыталась найти свое счастье в Березовке, работала на стеклозаводе, но тянуло ее на родину. Быстро вернулась в Пудино, где прожила всю жизнь. Замуж вышла также за односельчанина Сергея Тихоновича Радецкого. Воспитали вместе дочь Людмилу и сына Валентина. В родном колхозе, который назывался тогда «Новый Неман» Мария Ивановна работала на молочно-товарной ферме дояркой до выхода на заслуженный отдых. Сегодня она живет у дочери в Березовке, но часто бывает в родной деревне, там, где все милое и родное, свое…

Мария Ивановна уверена, что именно физическая активность и ежедневная работа позволяют ей до сих пор сохранять энергичность и оптимизм. Она до мелочей помнит все пережитые события, хотя очень многое, наверное, хотелось бы забыть…

Ольга Писар, «НЖ»