Что показали общественные слушания перед выдачей лицензии на эксплуатацию энергоблока № 1 БелАЭС

Что показали общественные слушания перед выдачей лицензии на эксплуатацию энергоблока № 1 БелАЭС

04 Мая 2021 146
Уже несколько месяцев первый энергоблок Белорусской АЭС функционирует в режиме опытно-промышленной эксплуатации, выдавая в сеть относительно дешевую, востребованную и экологически чистую электроэнергию. Впереди — не менее 60 лет функционирования этого сложнейшего сооружения. Насколько оно готово к тому, чтобы пройти этот путь максимально эффективно и безопасно?  Над этим из года в год напряженно работали специалисты Госатомнадзора и ряда других ведомств страны, опираясь на опыт науки, МАГАТЭ, других международных организаций. Своеобразным венцом этой деятельности стали общественные слушания, предшествующие выдаче коллегией МЧС лицензии на промышленную эксплуатацию первого энергоблока АЭС, организованные в соответствии с указом Президента и распоряжением Правительства. Они в формате видеоконференции состоялись в Островце, но участвовать в дискуссии могли и те, кто оказался в студии в Минске и других областных центрах. Задать вопрос мог каждый, сообщает СБ.

Разговор порой выходил за рамки собственно безопасности АЭС. Заместитель председателя Островецкого райисполкома Геннадий Бычко напомнил, что строительство атомной станции преобразило регион. Появились современные жилые микрорайоны, высокооплачиваемые рабочие места, дороги, медицинские, спортивные центры. «Островетчина вытянула выигрышный билет, но выиграла и вся страна», — образно выразила ту же мысль председатель районного Совета депутатов Ирина Тальчук. Она подтвердила то, что не раз приходилось слышать от жителей района: жить рядом с АЭС не страшно. Потому что люди уверены: для ее безопасности сделано все необходимое. 

Общественные слушания стали, пожалуй, наиболее ответственным экзаменом для Госатомнадзора на эту тему. Представителям этого департамента МЧС предстояло вновь отчитаться, насколько безопасна наша АЭС, учитывая место ее строительства, совершенство оборудования, готовность его к эксплуатации, подготовку персонала и сотни других факторов. По каждому из них свое мнение высказали узкие специалисты. Чтобы не перегружать читателя обилием прозвучавших цифр и фактов, приведем лишь некоторые. 

К примеру, насколько защищена АЭС от внешних экстремальных воздействий? Таких, как падение на купол реактора самолета? Мало того, что строение способно выдержать удар, так сделано все необходимое, чтобы такого ЧП не было в принципе. Вокруг станции введена бесполетная зона, изменены трассы воздушных линий. Подобным образом предусмотрена защита от землетрясений, смерчей, снегопадов и даже затоплений, то есть природных катаклизмов, которые могут случиться не чаще раза в 10 тысяч лет! А могут и вовсе не произойти. Что касается оборудования, то автоматическая система управления безопасностью работает во всех режимах функционирования АЭС. Замечаний, влияющих на безопасность, нет.

А вот еще интересные цифры. На этапе физического пуска первого реактора проведено 164 испытания, энергетического — 242, опытно-промышленной эксплуатации — 394. Ввод блока в эксплуатацию разбит на четыре последовательных этапа, каждый последующий невозможен без успешного завершения предыдущего. Так что отнюдь не голословно прозвучало заверение руководителя Госатомнадзора Ольги Луговской: подошли к выдаче лицензии в полной готовности. 

Как и приличествует дипломатам, корректно высказалась от имени своего правительства посол Австрийской Республики в Минске госпожа Алоизия Воргеттер: «Каждое государство идет своим путем в развитии энергетики. Наше государство это уважает… Мы приветствовали проведение на Белорусской АЭС стресс-тестов по европейскому образцу». 

Впрочем, звучавшие в ходе слушаний на протяжении нескольких часов факты и выводы убедили не всех. Об этом заявил небезызвестный в кругах противников атомной энергетики Андрей Ожаровский, приехавший из Москвы, чтобы изложить свои аргументы. Такая возможность ему была предоставлена, и даже дважды. Что же мы услышали? Что самоуспокоенность в атомной энергетике может привести к повторению чернобыльской трагедии. Но и банальный автомобиль опасен, если за рулем неопытный водитель, не то что АЭС. «Наша обязанность — сделать ее эксплуатацию безопасной», — отрезал заместитель министра энергетики Беларуси Михаил Михадюк, воздержавшись от более детальных аргументов, поскольку пришлось бы, наверное, по второму разу воспроизвести все уже прозвучавшее. 

Всего в ходе слушаний было задано около 70 вопросов. Многие далеко выходили за рамки повестки мероприятия. Например, кто строил АЭС, во сколько она обошлась, зачем нам вообще атомная электростанция? Убедительные доводы привел на это Михаил Михадюк: энергия, которую будет производить АЭС, нужна нам. Людям, промышленности, социальной сфере. Хотя бы потому, что годовая загрузка ядерного топлива в сотни раз дешевле, чем сжигаемый на ТЭЦ за это же время природный газ. И на другие вопросы специалистами был дан исчерпывающий ответ.
СБ