Проект «Городская среда». «НЖ» изучила непростой путь воды в наши дома и побывала на водозаборе «Промша»

Проект «Городская среда». «НЖ» изучила непростой путь воды в наши дома и побывала на водозаборе «Промша»

Проект «Городская среда». «НЖ» изучила непростой путь воды в наши дома и побывала на водозаборе «Промша»

29 Октября 2020 521

Сложно представить, что еще сто лет назад для подавляющего большинства населения нашей планеты такой уровень комфорта, как водопровод, был абсолютно недоступен. Сегодня вода в наших домах воспринимается как нечто само собой разумеющееся, поэтому, возможно, и отношение к этому богатству природы у многих бесхозяйственное. А стоит задуматься: потребление пресной воды с каждым годом только увеличивается, а запасы снижаются.


– Раньше  вода в дома жителей города поступала из водозабора «Воловка», который на сегодняшний день уже не действует, – знакомит с системой водоснабжения начальник производства водопроводно-канализационного хозяйства Новогрудского РУП ЖКХ Дмитрий Шкнай. – Прежде чем был построен водозабор «Промша», была проведена геологоразведка, определившая территорию, самую «богатую» на чистую артезианскую воду. Поэтому водозабор насчитывает 5 артезианских скважин, вторую станцию подъема воды, расположенные вдоль реки Промша возле деревень Семково, Лезневичи, и непосредственно три скважины на водозаборе третьего подъема. Особенность «Промши» – закрытый автоматизированный цикл, где все процессы компьютеризированы и регулируются дистанционно.


В Новогрудке комфорт жителей обеспечивают 8 артезианских скважин, две станции подъема воды, станция обезжелезивания и 98 км водопроводных сетей. В 2013 году возле города был построен водозабор «Промша» – современная система подъема и подготовки воды для потребления населением.

Артезианская и без хлорки

Путь воды в наши дома начинается далеко под землей – глубина артезианских скважин, подающих воду на поверхность, от 86 до 140 метров. Главным и неоспоримым преимуществом подземных вод, конечно же, является отсутствие в них органики и микроорганизмов, которых обычно много в поверхностных водах. Данное преимущество исключает необходимость хлорирования воды и делает ее на несколько порядков безопаснее.


Однако прежде чем вода станет пригодной для потребления, она проходит несколько этапов подъема и очистки. Самое сердце водозабора – насосная станция 3-го подъема, где расположен дистанционный пульт управления, и станция обезжелезивания. После 1 - го и 2-го подъема вода поступает на станцию обезжелезивания. А уже после очистки – в большие подземные резервуары. Оттуда мощные насосы качают воду непосредственно в водопроводные сети города.

– Ни  в коем случае люди не должны остаться без воды. Водозабор – это такая система, где должен быть резерв как мощностей, так и запаса воды, – подчеркнул Дмитрий Геннадьевич. – В сутки население города потребляет примерно 5-6 тыс.. м кубических, а мощность водозабора –10 тыс. м кубических. Для того, чтобы исключить даже возможность нехватки воды, имеются два резервуара, каждый объемом 4 тыс. м кубических, которые всегда заполнены водой. Кроме того, в сельской местности работают 46 скважин и 13 станций обезжелезивания, которые обеспечивают водой население района.


Дистанционное управление

За всеми процессами на водозаборе «Промша» и на сельских станциях подъема воды круглые ступени следит оператор дистанционного пульта управления. Одно нажатие на кнопку компьютера – и начинает работать скважина или включается насос.

– Каждый час отслеживаем и записываем все параметры деятельности водозабора, – рассказывает о своей работе оператор пульта управления Николай Ванагель. – К примеру, сейчас город потребляет 283 м кубические воды в час, работают три скважины и заполняется второй резервуар на станции 2-го подъема. Когда объемы потребления воды растут, увеличивается и мощность деятельности водозабора: включаем другие скважины, дополнительные насосы. Самая мощная из них падает до 300 м кубических воды в час.


Железо в норме

– Воду  из крана можно пить, она чистая, качественная и с приятным запахом, – утверждает Дмитрий Шкнай. – На каждой скважине стоит система фильтрации, к тому же вода проходит через станцию обезжелезивания, где подвергается аэрации и фильтрованию, что позволяет снизить концентрацию железа в воде до 0,1 мг/дм3. Дело в том, что из подземных источников вода поступает с повышенным содержанием железа. В зависимости от местоположения скважины содержание железа в районе водозабора «Промша» варьируется от 0,16 до 2 мг/дм3.

–  Очищение воды проходит в пяти больших фильтрах. Более чем наполовину фильтры заполнены каталитической загрузкой «Сорбент-АС», которая была специально разработана для водозабора «Промша». Это позволяет добиться высокой степени очищения и обезжелезивания воды. Четыре раза в неделю станция обезжелезивания в автоматическом режиме промывается, однако при этом никогда ее работа не прекращается, – отметил Дмитрий Шкнай.



Качество подтверждено

Ну а для тех, кто не готов поверить в качество воды на слово – лабораторное подтверждение. Новогрудское РУП ЖКХ имеет собственную аккредитованную лабораторию, с ее исследованиями можно ознакомиться на сайте предприятия.

– Протокол наших исследований имеет юридическую силу, – сразу подчеркнул начальник лаборатории Олег Широкий. – Мы проводим исследование воды по 30-и показателям: микробиологическим, органолиптическим (цвет, запах, мутность) и химическим (наличие железа, нитратов, марганца и др.). Ежедневно выезжаем на водозабор «Промша», где берем пробы питьевой воды для анализа на содержание железа. Не менее трех раз в неделю проводится анализ питьевой воды по органолептическим и микробиологическим показателям.


Однако если вы, например, решите сделать анализ воды из своего колодца, следует обращаться в Новогрудский зональный центр гигиены и эпидемиологии. Лаборатория РУП ЖКХ работает только с юридическими лицами на договорной основе. Другой случай – когда вода в кране, на ваш взгляд, плохого качества. По вашему заявлению сотрудники лаборатории приедут и не только проверят воду. При необходимости – устранять причину ненадлежащего качества воды.


Елена Ганцевич, «НЖ»