Иван Печинский: «Я имею право на свою точку зрения и буду ее отстаивать»

Иван Печинский: «Я имею право на свою точку зрения и буду ее отстаивать»

Иван Печинский: «Я имею право на свою точку зрения и буду ее отстаивать»

22 Декабря 2020 1254

В конце ноября газета «Новае жыццё» опубликовала материал о сохранении историко-культурного наследия Новогрудчины, в котором была также поднята проблема неуважительного отношения отдельных граждан к памятникам истории и проведения на их территории политических акций. Свою позицию относительно данного вопроса высказал основатель Благотворительного фонда «Любчанский замок» Иван Печинский, который против использования объектов истории и культуры как площадок для политических споров.

Однако принять другую точку зрения определенные интернет-ресурсы не смогли и выпустили несколько публикаций-реакций, с указанием на то, что Иван Антонович не прав и не имел права высказываться, в том числе об используемой протестным электоратом БЧБ-символики. И хотя это несущественный негатив и большинство отзывов на интервью положительные, Иван Печинский решил рассказать, как искажена и подана предоставленная им информация на примере газеты «Наша Ніва». Он решил отреагировать, потому что понял, насколько в настоящее время наше общество нуждается в объективной информации и что молчать нельзя.


В предыдущем (ноябрьском) интервью нашей газете «Новае жыццё» Иван Антонович обосновывал, почему не признает БЧБ-символику как ту, которая имеет отношение к государственной. Запись интервью в редакции имеется. В качестве одного из аргументов он приводил факты из семейной истории, однако из этических соображений было принято совместное решение не публиковать его откровения. Сейчас, после публикации газеты «Наша Ніва» от 18 декабря, с целью уменьшения градуса радикализации нашего общества Иван Печинский решил рассказать семейную историю и то, какой раздел произошел в 40-х годах прошлого века в семье Михаила Ивановича Олешкевича – его дедушки по линии матери и двух его братьев.

– Старший брат мамы ушел добровольцем на финскую войну, младший в возрасте 17-18 лет с приходом немцев вступил в полицию, – с болью говорит Иван Антонович. – Под деревней Бакшты, что в Налибокской пуще в 20 км от Любчи, его и такого, как он, убило в результате разрыва миномета, в который они бросили мину взрывным концом. В 1948 году дедушка и бабушка перезахоронили останки младшего сына на Любчанском кладбище, а старшего похоронили рядом в 1960 году. В детстве, когда мы устраивали «войнушки», меня иногда дразнили полицаем. Мать давала путаные ответы: «Малады… быў дурны…». Из памяти это не уходит, иногда задаю себе вопросы: А куда полетела бы эта мина?.. Против кого?

Об этих фактах и не только Иван Антонович по телефону рассказал и журналистке газеты «Наша Ніва», наивно полагая, что человек окажется порядочным и правильно изложит его мысли. Стоит отметить, что за 19 лет деятельности фонда взять комментарий у И. Печинского пытались многие так называемые «независимые СМИ», но получали отказ. Причина – случаи необъективного изложения предоставленной Иваном Антоновичем информации или желание получить критические комментарии по отношению к власти. Телефонное общение с сотрудником «Нашай Нівы» состоялось лишь потому, что директор фонда решил еще раз пояснить свою позицию, ранее высказанную нашей газете. Только вот журналист изложила беседу выборочно, вырвав отдельные фразы из контекста и расставив акценты «где было нужно». Возможно, сотрудник «Нашай Нівы» просто не правильно поняла Ивана Антоновича. Но, чтобы избежать подобного, профессионал согласовывает текст с автором слов. Однако этого сделано не было. Более того, в конце разговора Иван Антонович попросил вообще ничего не публиковать, но это просто проигнорировали. И 18 декабря на портале издания вышел материал под громким названием «Директор благотворительного фонда «Любчанский замок»: Если волонтер вывесит бело-красно-белый флаг, сразу выставлю».


– И такой факт уже имел место, – вспоминает Иван Антонович. – Где-то в 2005-2006 годах фонд сотрудничал с одной из общественных организаций (название умолчу; не будем делать ей рекламу), которая без согласования с фондом использовала на замке БЧБ-символику. «Отношения» незамедлительно были прекращены.

– Вернемся к публикации «Нашай Нівы». В итоге текст получился «агрессивным» и несвязным, – подчеркнул Иван Антонович. – Например, под фразой «Все люди, что выходят, мало еще отсидели. Вас надо еще посадить» – в действительности имелось совсем другое значение. Во время разговора речь шла конкретно о журналисте, а не всех протестующих. Она заявила о том, что отсидела 15 суток. А я в ответ: «Я бы Вас посадил еще на 15 суток». Диалог велся на повышенных тонах, и в итоге я вынужден был его прервать.


В негативном свете, по мнению И. Печинского, «выглядят» в статье и волонтеры фонда.

– Молодежь, которая приезжает в Любчу, – это очень хорошие и умные ребята, – отмечает Иван Антонович. – Некоторые считают, что они едут к нам работать только ради поощрения, а именно из-за места в общежитии. Но это совсем не так. Только с 2014 года, когда подключился к работам БГТУ, ректорат этого университета в качестве поощрения стал предоставлять своим волонтерам общежитие. Такое же поощрение предусмотрено и для волонтеров БГТУ, которые работают в студенческих отрядах, где они могу еще и деньги заработать. А на замке ребята трудятся бесплатно. Другие университеты (БНТУ, БГУ и др.) такой поддержки своим студентам не оказывают, а молодежь в Любчу приезжает постоянно. Фонд выражает благодарность общественному объединению «Фиальта» за организацию работы волонтеров из Польши, Латвии, Литвы и России, общественному объединению «БАСА» за разработку архитектурных проектов и выполнение реставрационных работ (особенно сграффито) и другим нашим партнерам. В текущем году, несмотря на ограничения, связанные с пандемией, волонтеры БНТУ и БГТУ вообще организовались по своему личному желанию, а не за «плюшку» и проживали в моем доме в Любче. Не думаю, что хоть кто-то из них после затраченных усилий и наших бесед способен осквернить историко-культурное наследие нашей страны или культовое строение. Замок восстанавливается для всех, в том числе и для будущих поколений. Волонтеры понимают важность этого дела, после летников молодежь меняется – становится более ответственной. Я это вижу каждый год. Сожалею, что не хватает сил и финансовой помощи вдохнуть в замок полноценную жизнь, – разработать проекты интерьеров (очень дорого), изыскать артефакты, на высоком уровне принимать туристов.


– Я по-прежнему считаю, что объекты истории и культуры нельзя превращать в площадку для политических споров. Тем более на это не имеют права люди, которые ничего не сделали и не вложили в их сохранение и восстановление, – в очередной раз подчеркнул Иван Антонович. – Об этом я высказался только из-за того, что Любчанский замок, восстановлением которого наш фонд занимается уже 19-й год, не должен быть вовлечен в политику.

Продолжая разговор, в обоснование своей позиции против БЧБ-символики Иван Печинский вновь привел ранее высказанный им аргумент. В период Первой мировой и Великой Отечественной войн именно эта символика использовалась нацистами на оккупированной территории. А инициаторами этого были белорусские националистические круги, которые сотрудничали с немцами.

– Поэтому для меня БЧБ-флаг – в первую очередь символ предательства и боли, – не отступает от своего мнения И. Печинский. – Я знаком со многими людьми, в семьях которых тоже были родственники, которые непосредственно воевали в партизанских отрядах, испытывали притеснения и издевательства от коллаборационистов. И молодежь должна об этом знать, чтобы более ответственно относиться к своей истории и корням.


– Подводя итог всему сказанному, возникает вопрос: разве я не имею права высказывать свое отношение к данному символу? – с негодованием говорит Иван Антонович. – И уж совсем мне непонятны действия одной из родственниц, которая сейчас ходит с этим флагом. Как впрочем, не понимаю и других людей, у кого в семье есть ветераны войны, партизаны, подпольщики, тыловики, родные, которые на войне погибли. Не понимаю этих людей, ведь в семьях многих из них наверняка хранятся боевые медали и ордена их дедов и прадедов.

– Давая интервью или что-то комментируя, я не навязываю свое мнение другим, а просто высказываю свою позицию и никогда не настаиваю на том, что это «истина в последней инстанции», – подытожил Иван Печинский. – Я постоянно встречаю в СМИ и интернет-ресурсах разные высказывания, но не осуждаю авторов и тем более не пишу им. Почему отдельные лица  проявляют нетерпимость ко мне, не понятно… Я всегда имею свой взгляд на то или иное событие. И если что-то говорю или делаю, то не отказываюсь от своих слов или действий. Не откажусь от своей позиции и теперь.

Н. Леонидова, «НЖ»

Фото из личного архива И. Печинского, архива «НЖ» и открытых источников