Мария Сорока: с нежностью о деревне Куписк – малой родине

Мария Сорока: с нежностью о деревне Куписк – малой родине

Мария Сорока: с нежностью о деревне Куписк – малой родине

18 Августа 2019 516

Все лучшее у каждого из нас начинается с того уголка земли, где навсегда остается частичка души. Родная деревня, родительский дом - они часто снятся по ночам. С умилением вспоминается место, где прошло детство. Так и для Марии Николаевны Сороки (Олешкевич) родная деревня Куписк за долгое время не только не удалилась, а, наоборот, стала еще роднее и ближе. И это несмотря на то, что большую часть жизни женщина прожила в Новогрудке. Ведь милее за малую родину нет ничего.


10 августа Мария Николаевна отметила свой 90-летний юбилей. Однако, несмотря на возраст, женщина до мелочей помнит свое детство, когда босиком бегала к Неману. Кажется, и сегодня прошла бы с закрытыми глазами там, где знакомы каждая тропинка, дерево, речка, где все такое родное, близкое.

- Деревня Куписк - местечко, которое расположилось вдоль Немана, деревня с богатым наследием и сложной историей. Мои детство и юность прошли именно здесь, в родном Куписке, - рассказывает во время нашей встречи женщина. - Родители имели надел земли 3 га и луга. Держали много гусей, их часто в нашей семье да и у односельчан приобретали купцы из Украины. С шестилетнего возраста я уже пасла гусят на другом берегу Немана. Даст папа кусок хлеба, колбасы и бутылку молока на целый день, перевезет на лодке вместе с гусятами на другой берег реки, там и оставит до вечера. Сразу пасла одна, часто бывало скучно. Становилось веселее, когда присоединялись другие дети, вместе с которыми играли, проводили время.

- В семье нас было трое детей, - продолжает героиня. - Я в 1937 году пошла в первый класс польской школы. Однако после освобождения Западной Беларуси в 1939 году мы продолжали учиться в 1 классе, только на белорусском языке изучали предметы. Недолго пришлось нам поучиться - началась война. Жители деревни сражались в партизанских отрядах, некоторые пошли на фронт. Моего старшего брата Василия немцы хотели вывезти в Германию, только отец подкупил немца и освободил его. Долгое время брат жил у родственников в Мольничах. Боялись, что немцы узнают и расстреляют его и нас. Наша деревня почти полностью была сожжена в годы войны, - далее рассказывает Мария Николаевна. - В послевоенное время начали организовывать колхозы. Наши родители Николай и Мелания Оляшкевичы вступили в колхоз в 1949 году. Однако папа всегда хотел, чтобы мы, дети, жили и работали в городе, получили образование. Брата папа отвез в Минск, устроил на работу на завод, а меня привез в Новогрудок. Только младшая сестра Валентина осталась в деревне. Я устроилась швеей в швейную мастерскую, которая тогда находилась по улице Гродненской. Шили в основном мужские костюмы, женские пальто. В этом помещении позже находился главный корпус швейной фабрики, которая была создана для пошива мужской и женской одежды из материала заказчиков. Одновременно выполняли заказы по ремонту одежды для воинских частей.




Руководителем предприятия стал очень ответственный и отзывчивый человек Виктор Минович Сиротка. При нем были проведены реконструкция и строительство нашей фабрики. И уже в 1953 году мы приступили к массовому пошиву шерстяных брюк. Фабрику укомплектовали новыми швейными машинами, готовились к вводу в эксплуатацию второго пошивочных цехов. Много приходилось работать всем. Через несколько лет фабрика начала специализироваться на изготовлении мужских брюк и детских костюмов. А в 1969 году предприятие получило современный корпус.




Так, в трудовой книжке Марии Николаевны Сороки всего две записи: о приеме на работу и о выходе на заслуженный отдых. На фабрике женщина работала в течение почти 40 лет.

- В Новогрудке я встретила своего будущего мужа Николая Серафимовича, - далее рассказывает Мария Николаевна. - Он солдат-связист, освобождал Варшаву, Лодзь, Познань, с боями дошел до Берлина. Николай был дважды ранен, но всегда возвращался в свою артиллерийскую часть и продолжал бороться с немецко-фашистскими захватчиками. В третий раз он был ранен 1 мая 1945 года в Берлине, в больнице провел полгода. Демобилизовался в 1950 году в звании старшины. Всю свою жизнь встречался с друзьями-фронтовиками. Самый праздничный день в нашей семье - 9 Мая. К нам всегда в этот день приезжало много гостей. Николай работал долгое время на заводе газовой аппаратуры – сразу был экономистом, затем инженером.




Шло время, однако еще не раз война «постучалась» в наш дом. 21 августа 1968 года состоялся ввод войск в Чехословакию - и Николай снова солдат в строю ... После возвращения домой он долго молчал и плакал, - рассказывает Мария Николаевна. - Вместе мы вырастили двух дочерей. Тамара - педагог, а Ольга - бухгалтер. Обе вышли замуж за военных. Муж Ольги Игорь Гринцевич - ее одноклассник, окончил Рязанское военное училище и уехал служить в Боровуху на Витебщину. Осенний призыв 1979 года ... Игорь говорил, что набрал самый лучший призыв, «золотой». Никто тогда не знал, что впереди их ждал Афганистан ... Снова война ворвалась в жизнь нашей семьи.

Через два года Игорь вернулся, его перевели служить в Москву. Однако волнения не прошли бесследно, неизлечимая болезнь настигла дочь. Ее уже нет с нами, - со слезами на глазах говорит Мария Николаевна. - Дочь Тамара с семьей сейчас живет в Гродно, куда на протяжении последних 10 лет стремится забрать и меня. Я соглашаюсь, но ненадолго. Каждый день я ложусь спать и просыпаюсь только с одной мыслью - скорее домой. Здесь и спится по-другому, здесь все родное, милое. С грустью вспоминаю свою подругу Веру Родзько. Она для меня была ближе за родную сестру, мы всегда были вместе, часто ходили и ездили по святым местам.



Пройдя долгий жизненный путь, Мария Николаевна отмечает, что нет лучше того места, где родился. Она всегда старается приехать на свою малую родину, в родной Куписк, куда ее всегда тянет.

С почтенным юбилеем, уважаемая Мария Николаевна, крепкого вам здоровья и сил, вдохновения на долгие годы!



   *Расположение фотографий может отличаться от временных периодов жизни участников проекта.

  Ольга Писар, «НЖ»